Противоположная концепция была направлена на защиту интересов штатов, их «суверенности» в решении своих вопросов. Судья Тенея в своих рассуждениях опирался на их поправку к Конституции США, которую трактовал как ограничение полномочий центра.

При Тенеях суд стал рассматриваться уже не как орган федерального правительства, а как орган, стоящий как бы над штатами и центром, выполняющий роль арбитра в спорах между суверенными властями. Концепция Тенея в дальнейшем получила название «двойного федерализма».

Кроме этих двух полярных концепций, была выработана третья, направленная на сглаживание противоречий. Она заключается в том, чтобы рассматривать власть штатов и центральную власть как единое целое, единый механизм.

Заимствованная трактовка конституции

Австралийская конституция, следуя американкой модели, устанавливала определенный перечень (39 пунктов) вопросов, по которым федеральный парламент может принимать законы, признавая все остальные полномочия за штатами. По конституции прямо допускалась возможность делегирования полномочий законодательными органами штатов федеральному парламенту.

До 1920 г. австралийские судьи при толковании конституции ориентировались на американскую практику, часто безоговорочно применяя принципы, установленные в прецедентах толкования Конституции США.

В Австралии была заимствована доктрина невмешательства штатов и федерации в дела друг друга. Такой принцип был установлен в американском прецеденте McCulloch v. State of Maryland (1819) и воспринят Высоким судом Австралии в 1904 г. в деле D’Emdeen v. Pedder. При определении разграничения полномочий федерации и штатов судьи выступали в защиту прав штатов – Peierswald v. Bartly и Huddart Parker Ltd v. Moorchesd (1908).

Стремление к буквальной трактовки конституции

Судьи стремились действовать в соответствии с конституционными нормами. Это неудивительно, поскольку членами высокого суда были назначены С, Гриффитс, Бартон, Дж. 0‘Конг, разрабатывавшие саму конституцию.

Рекомендуем!  Юридически значимые интересы недееспособных

Став членами высшего судебного органа, они способствовали тому, чтобы идеи, заложенные в ней, получили поддержку суда. Они стремились к буквальному толкованию Конституции, полагая, что в ее слова необходимо вкладывать то значение, какое предполагали создатели.

В 1920 г. решение по делу D’Emdeen v. Pedder было пересмотрено в решении по делу Amalgamated Society of Engineers v. Adelaide Stemship Co. Lid. (Engineers’ Case).

Изменение федеральной власти

После Engineers’ Case Высокий суд стал пересматривать свою позицию в отношении федеральной власти. Своими дальнейшими решениями он способствовал ее укреплению, прежде всего за счет ограничения власти штатов.

Постепенно были пересмотрены многие прецеденты толкования, установленные в начале века. В решении по делу Strickland v. Rocla (1971) Высокий суд дал толкование ст. 51 Конституции Австралии, которая наделяет федеральный парламент полномочием принимать законы, касающиеся деятельности иностранных корпораций, торговых и финансовых корпораций, созданных в пределах федеральных полномочий.

Данное полномочие не свершившиеся федеральным парламентом более 60 лет послушания по делу Huddari, Parker v. Moorehead (1908). В этом прецеденте Высокий суд установил, то федеральный парламент не может запретить финансовым корпорациям заниматься ограниченной торговой деятельностью в пределах штата.

В деле Strickland v. Rocla этот прецедент был отменен на том основании, что он формулировался, исходя из принципа сохранения остаточных полномочий за штатами. Было установлено, что федеральный парламент вправе регулировать деятельность корпораций вне зависимости от того, ведется ли она в пределах штата или между штатами.

Изменение позиций Высокого суда в сторону защиты прав центра отнюдь не свидетельствовало о его отказе от буквального метода толкования конституции. Как и Engineers’ case, новые прецеденты создавались на основе толкования положений конституции.

Конституционные положения о распределении полномочий между центром и штатами толковались не только Высоким судом Австралии, но и Судебным комитетом Тайного совета, являвшегося высшей судебной инстанцией для судов Австралии. Его решения были окончательными и могли существенно повлиять на развитие австралийской федерации.