История юридического позитивизма. Английский судья и ученый А. Ллойд отмечает, что отличие судейского права от законодательного в том, что первое ограничено выделением логических заключений и не может находиться выше семантических построений. Важно, чтобы судьи избегали вовлечения в политику. В случае неопределенности права точка зрения юристов в суде должна иметь логическое обоснование, а не определяться с позиции «внеправовых оснований», каковыми являются мораль, социальные цели, справедливость и т. п.

Основы юридического позитивизма

Юридический позитивизм с его стремлением строгого отделения права от морали в некоторых случаях все же допускает, что судья при вынесении решения по конкретному делу основываются, помимо прочего, на своих морально-политических убеждениях. Но вовсе не эти убеждения и установки являются основанием того, что решение становится нормой.

Под термином “юридический позитивизм” принято считать направление в юриспруденции, где задачи ограничены исследованием существующего права с точки зрения догмы.

Происхождение данной концепции в начале 19 в. связывают с происходящим развитием и становлением промышленного капитализма на западе Европы. Основную роль в этом получило формирование национального рынка в развитых государствах, что впоследствии потребовало избавления от пережитков средневековой системы, расширения влияния законодательства в контроле общественных связей и формировании правопорядка, общего для всего государства. На этой основе изначальные формы юридического позитивизма сформировались с присущими им идеями ведущей роли закона в качестве источника права, а также соотношения правовых нормативов с назначениями органов власти в государстве.

Возникновение теории аналитического позитивизма

Начало теоретическому определению юридического позитивизма дал правовед Джон Остин (Англия). Под влиянием его работ в правоведении Англии и США сложилось течение, получившее имя аналитической юриспруденции.

Рекомендуем!  Субъект права как первичный элемент системы права

Согласно взглядам Остина, предмет исследования юриспруденции как науки есть позитивное право. Он не исключал оценочный подход к законодательству и естественное право, существующее в государстве, но вынес эти вопросы за пределы правоведения. Основами, влияющими на взаимодействие людей в социуме, Остин отмечал как божественные законы (этот термин он считал точным и наиболее уместным, чем «естественное право»), так и сформированные на основе мнений общества законы позитивной морали (например, законы чести), и законы, устанавливаемые властью государства.

Цель правопроизводства виделась в создании системы связанных между собой правовых категорий посредством изучения их логики и содержания: источника права, юридической обязанности, правонарушений, санкций и т. д. Ключевую роль в этой системе имели задачи формирования теории права на основе методов формальной логики.

Согласно аналитическому позитивизму, судьи не должны оценивать установившиеся прецеденты с позиции морально-политических установок. Они обращаются к предшествующим решениям и следуют им по формальным основаниям; достаточно того факта, что решения были приняты в законном порядке.

Мнения известных аналитиков о концепциях позитивизма и судейском праве в целом

«В целях достижения объективности в процессе принятия решения следует признать, что идеальные ориентиры отфильтрованы через факты предшествующих дел»,— отмечает Д. Кристи.

«Правовое обоснование,— считает шотландский ученый Н. МакКормик,— хотя и само оправдано моралью, может не привести к тем же выводам, что и доводы морали. Не всегда решение, обоснованное правом, наилучшее с точки зрения морали».

По мнению Н. МакКормика, понять судейское право — значит иметь представление о том, каким образом конкретные решения отдельных судей в отношении определенных сторон в конкретном разбирательстве могут быть применены в создании фундамента общей нормы, применимой к взаимодействию в обществе. Юридическое право судей в его современной форме должно быть воспринято как берущее основу не просто из судебных вердиктов, а из решений, аргументированно поддержанных судебно-правовой системой, установленной в представленных обществу мнениях судей, напечатанных в судебных отчетах.

Как остроумно заметил лорд Рейд, «решения палаты лордов окончательны не потому, что правильны, а потому, что никто не может сказать, что они неверны».