Подходы к определению типов правопонимания. Современная юридическая литература изобилует множеством разнообразных подходов к определению типов правопонимания.

Типы правопонимания

Предложение комплексного подхода к решению проблемы правопонимания, включающего философский критерий, социологический и культурно-исторический. Очевидно, что эти три аспекта взаимодополняют друг друга. При этом принципиально важен приоритет этих аспектов, обусловливающих правопонимание.

Если в позитивистской доктрине господствовал институциональный критерий, а в естественно-правовой и либертарной – философский, то формирующееся постклассическое правопонимание акцентирует внимание на социокультурном историческом контексте, определяющем содержательные характеристики права и его восприятия. Последнее, в свою очередь, характеризуется изменением типа социума, сопровождаемым сменой картины мира.

Она подвергает радикальной критике господствующие принципы классического мировоззрения (прежде всего, бинарные оппозиции истина/ложь, рациональность/ иррациональность и т.д.) и на их место возводит радикальный релятивизм и социальный конструктивизм как новые основания миропорядка. Их можно признавать или отвергать, однако не принимать во внимание уже невозможно.

Постмодерн

Все основания и деконструкции эпохи модерна постсовременность подвергла радикальному пересмотру. Именно в этом – развенчании принципов мышления, картины мира, мировоззрения – видится радикальный разрыв постсовременности с эпохой модерна. И основная критика постмодерна направлена на веру в рациональность, как онтологическую, так и гносеологическую.

Во многом развенчание претензий научного знания на эпистемологический и социальный статус связан с невозможностью науки справиться с радикальными рисками, с которыми столкнулось современное общество. И. Валлерстайн в работе «Конец знакомого мира» указывает на то, что вера в определенность не только может ввести в заблуждение, но и принести вред. Современные научные знания основываются на определенности, в которой никто не сомневается. Предполагается существование законов, объективных и универсальных, которые и управляют всеми естественными явлениями и возможностью их познания. А значит и будущее, и прошлое можно просчитать. Но такая вера на сегодняшний день опровергается теорией неравновесности.

Рекомендуем!  Процесс институционализации норм права

Действительно, эпистемологическая неопределенность стала краеугольным постулатом постмодерна, провозгласившего «недоверие к метанарративам» (Ф. Лиотар) – шире к завышенным претензиям научного разума и ожиданиям разумного переустройства общества. Когда критерием научности становится фальсификация, то есть, опровержение, когда история науки трактуется как история заблуждений, а истина определяется как то, во что удобнее верить (Р. Рорти) – происходит утрата наукой и своего привилегированного социального статуса. Вместе с наукой теряется вера в незыблемые принципы устройства мира и его рациональность, а также четкое разделение на хорошее и плохое, правомерное и противоправное. При этом вера в достижение блага для всего человечества как будто теряется.

Онтологическая рациональность

В общем и целом, в господствующей картине мира эпохи постмодерна закономерность уступает место вероятности, универсальность локальности, тождество различию, объективность превращается в субъективность, одномерность вытесняется многомерностью. Все это, очевидно, не может не определять и основные характеристики права эпохи постмодерна.

Рациональность права подвергается сомнению, как с онтологической, так и гносеологической точек зрения. Онтологическая рациональность состоит в достижимости желательного результата. В этой связи право представлялось «социальным инженерам» эпохи модерна одним из главных инструментом преобразования социального мира. Так, Р. Паунд полагал, что право – главнейший инструмент социального контроля, призванный упорядочивать общественные отношения в соответствии с установленной целью, обеспечивать гармонизацию социальных конфликтов.