Преемственность права в классическом науковедении

Принятые в современной теории права понятия о преемственности достаточно распространены. Но существует и несколько иное представление, которое изложено известным французским историком и антропологом права Н. Руланом.

Перемещение права

Н. Рулан использует несколько иную терминологию: перенесение права, заимствование, аккультурация, рецепция, включающая возрождение старого права, трансплантацию и привнесение права извне. Им, в частности, выделяется два типа перемещения права: добровольное и принудительное (последнее подразделяется на перемещение как результат аннексии и результат колонизации).

Отсюда вытекает и две разновидности результата перемещений права: принятие и сопротивление. При этом чаще всего встречается взаимное проникновение перенесенного и туземного права. «Перенесенные права вообще присваиваются элитами или некоторыми этническими группами. Те, что держат в своих руках политическую и экономическую власть, пользуются ими, чтобы истолковать по-своему туземные права. Но возможно и обратное соотношение».

Интересно, что «принятие римского права в средневековой Франции произошло условно. Оно испытало многочисленные повторные толкования и урезания под влиянием ученых юристов, а иногда даже фальсификации. В Германии отмечается то же явление, которое позднее должно было послужить предлогом для нацистов, чтобы разоблачить «иностранный» характер этого права».

Преемственность права

Таким образом, в современной юридической науке постулируется важность преемственности права и показывается отличие этого процесса от таких явлений (процессов), как заимствование, рецепция, перенос, аккультурация и др. В то же время граница между этими явлениями – процессами остается дискуссионной.

Преемственность – это сохранение ядра прошлого при изменении «периферийных» элементов. Принимая такую позицию, возникает множество вопросов ответов, на которые классическое науковедение дать вразумительный ответ не в состоянии.

Рекомендуем!  Формирование законодательства

Это связано с осознанием ограниченности человеческого разума, невозможности открыть и описать якобы объективно существующие законы истории. В общем и целом, это связано с признанием неадекватности классического науковедения изменившимся социокультурным и историческим условиям. Таким образом, проблема относительности различия преемственности и инновации все более остро осознается в связи с приходом постклассического мировоззрения.

Формирование постклассической концепции

Классическая научная картина мира, сформированная идеями лапласовского детерминазма и декатровского рационализма исходит из объективности законов природы и общества и возможности их аподиктичного описания для однозначного целесообразного использования в практической деятельности.

Уже начало XX в., перечеркнуло многие надежды «законодательного разума» (термин И. Канта), продемонстрировав зависимость представления о бытии от позиции наблюдателя, его описывающего.

Ограничительные теоремы К. Геделя, имеющие междисциплинарное (семиотическое) значение показали ограниченность классической рациональности в плане невозможности формализовать более или менее сложные системы (множества или системы знаков) непротиворечивым способом и обосновать систему ее же методами. Тем самым доказывается неполнота и противоречивость описаний, объяснений и тем более предсказаний реальности.

Открытия диссипативных структур И. Пригожина в химии, демонстрирующих сложнейшую зависимость случайности, вытекающей из «точек бифуркации» и необходимости, поставили крест на причинности как содержании принципа детерминизма.

Эти идеи, именуемые в философии науки как неклассическая эпистемология, были радикализированы постмодернистами в конце XX в. и вынудили многих мыслителей искать ответы на вызовы нового образа. Таким ответом и стала концепция постклассической или постнеклассической (по терминологии B.C. Степина) эпистемология, которая постепенно проникает и в юридическую науку.