Влияние английского прецедентного права на страны «общего права»

В Австралии первые факультеты права были открыты в середине XIX в. Ранее здесь действовал принцип, сформулированный преподавателем университета в Сиднее: «Наиболее известные юристы выходят из школ, в которых право никогда не преподавалось».

Открывшиеся факультеты были достаточно слабыми, потому что, прежде всего не хватало преподавательских кадров. Факультеты права имели прикладное значение.

Английское прецедентное право

На первом месте в качестве объекта изучения стояло английское прецедентное право. Самостоятельные научные исследования долгое время не проводились. Книги по юриспруденции не издавались, так как не пользовались спросом. Хотя в XX веке число правовых факультетов увеличилось, появились профессиональные преподавательские кадры, расширились научные исследования, но до сих пор «еще нет возможности реально выделить австралийскую академическую юриспруденцию.

«Африканизация» прецедентного права

В африканских странах «общего права» юриспруденция в основном направлена на разработку -общетеоретических положений, связанных с действием права в нестабильных социальных системах, применением права в новых социальных условиях. Это также касается исследований прецедентного права, правовой семьи, как правило, проводятся.

Основная задача, которая ставится перед правовой наукой,— это обосновать «африканизацию» прецедентного права. Сложность развития правовой науки в африканских странах «общего права» объясняется организацией научных исследований, политикой правительства в области науки. Во многих странах требуются разрешения на проведение научных исследований, в особенности исследований эмпирического характера.

Пути становления правовой доктрины

Правовая доктрина имела разные пути становления в странах «общего права». Что же касается всех исследований, то, как отмечают сами ученые, в этом веке правовая теория о странах «общего права» оказалась удивительно бесплодной.

Рекомендуем!  Эмпирический уровень теории права

Даже работы англичанина Г. Харта и американца Р. Дворкина, хотя и вызвали большие споры, все же лишь привели в порядок некоторые аргументы, но в целом не дали нового ответа на кардинальные вопросы, что бы позволило ученым идти дальше.

Еще более негативную оценку правовой науке дает австралийский юрист X. Лук. По его мнению, «за два последних века в праве и правовой науке наблюдается меньший прогресс, чем в целом в науке и технике».

П. Зайглер хотя и пишет об отсутствии прогресса в правовой науке, но все же он настроен более оптимистично, поскольку полагает, что положительные результаты могут быть достигнуты при определенной организации академической науки.

Харт справедливо полагал, что часто прогресс в науке не происходит не потому, что даны неправильные ответы, а потому, что неправильно поставлены вопросы.

Приведенные высказывания кажутся достаточно спорными. Вряд ли стоит недооценивать достижения правовой доктрины. Вместе с тем ее положение определяется сложной сетью взаимоотношений с прецедентным правом, играющим доминирующую роль.

Признание приоритета прецедентного права выразилось, к примеру, в установлении принципа ограниченного толкования, вносящего изменение в прецедентное право.