Механизм структуры и индивида применительно к государству

В качестве механизма взаимообусловленности структуры и индивида (актора) применительно к государству можно предложить диалог, представляющий собой, с нашей точки зрения, постоянную трансформацию единичного в общее и обратно, включая как фактические действия, так и ментальные представления.

Суть диалога

Так понимаемый онтологический диалог достаточно близок дискурс-анализу как одному из наиболее перспективных методологических направлений в современном обществознании. Суть диалога в данном контексте состоит в необходимости принятия позиции Другого, неизбежно присутствующего в социальном мире, опосредованном знаками и их интерпретацией.

Основной принцип гуманитарных наук у М.М. Бахтина – постоянное присутствие (в том числе, во внутреннем диалоге) Другого, с которым человек соотносит свои действия, мысли, самость, ориентируясь на его возможное понимание себя и предвосхищая его.

В то же время автор (действия, слова, мысли) должен принимать во внимание уже ранее совершенные действия, произнесенные слова, типизированные общественным сознанием концепты, составляющие содержание интердискурса. Тем самым складывается «двойная диалогичность» (или «тройная»): ориентация на конкретного другого, безличностного другого – социальный институт и внутреннюю диалогичность, позволяющую понять себя через призму другого.

Политико-правовая реальность, таким образом, суть диалог между людьми, опосредованный политико-правовыми институтами, которые воспроизводятся в нем. Воспроизводство институтов, в свою очередь, включает традицию и инновацию, изменяющую политико-правовую реальность.

Диалог применительно к государству

Противоречие структуры (общего) и индивида (или действия, т.е. единичного) применительно к государству конкретизируется к оппозиции должности и человека, замещающего должность.

Должность устанавливает жесткие рамки деятельности должностного лица, что выражается, в первую очередь, в разрешительном принципе (режиме) правового регулирования, выражающемся формулой «разрешено только то, что прямо предписано».

Рекомендуем!  Формирование права индустриального общества

Однако человек – существо несовершенное, и поэтому его действия потенциально содержат возможность отклонения от заданного идеала.

Диалог структуры и человека

Любые действия в рамках должного всегда несут отпечаток индивидуальности, то есть допустимого, но отклонения от среднетипичного. Вследствие многозначности словесных формулировок, которыми фиксируется должность (а любое понятие полисемантично), а также их незавершенности, каждое действие, их реализующее, никогда не является повторением уже существующего и выступает потенциальной инновацией.

Эта проблема была известна еще средневековой философской мысли под названием «два тела короля» (как светская интерпретация догмата мистического тела церкви) и излагается Иоанном Солсберийским в его трактате «Поликратик, или о легкомыслии придворных и изысканиях философов» (1159 г.).

Разрешение этой антиномии – до каких пределов простирается потенциально всегда существующее право чиновника на усмотрение – видится в действенных механизмах контроля и надзора за его деятельностью, и жесткой правовой регламентацией (прежде всего, процессуальными нормами) его полномочий.