Яркие проявления объективного качества индивидуальных, групповых и общественных интересов

В интересе как отдельных личностей, так и больших общностей людей присутствует объективный элемент, выраженный более или менее интенсивно. В чем же проявляется это объективное и как оно различается у разных субъектов?

Интерес как объективная категория

Практически все теоретики права, цивилисты и учёные-юристы, затрагивая вопрос о проблематике интереса, склонялись к объективной трактовке интереса (П. И. Стучка, С. Н. Братусь, С. И. Аскназий и др.).

Вспомним, что в те времена государственной идеологией являлся марксизм-ленинизм, и такой подход не удивителен: марксистско-ленинское правоведение в нормах права рассматривало главным образом такие элементы, которые отражали экономическое и классовое развитие общества.

«Как проявления экономических отношений классовые интересы являются по своему содержанию объективной категорией, независимой от сознания и воли людей» — писал Б. В. Шейндлин. Но причиной этого вовсе не являлись только социально-классовые установки того времени или экономический детерминизм.

Если опираться на факт того, что в нормах права выражены общественные интересы (а справедливость этого суждения не вызывает сомнений), то право оказывается вынужденным объективировать интересы, придавать им объективность и универсальность, некоторую автономию в отношении воли и психики. Иного пути отображения и закрепления в правовых нормах социально значимых интересов нет.

С. Братусь замечал, что право как система норм выражает как общие интересы, так и объективный интерес индивида, определяемый его положением в обществе, что делает его неотъемлемой частью общественных интересов.

Интересы как эталон поведения

Законодатель в процессе законотворчества, закрепляющем интересы субъектов в правовых актах, работает с ними в их объективном и наиболее типизированном виде. При этом внимание не акцентируется на восприятии, осознании и переживании этих интересов самими субъектами ввиду того, что все внутренние аспекты, связанные с данной заинтересованностью субъекта, будут рассматриваться и учитываться во время реализации нормы.

Рекомендуем!  Преемственность права в классическом науковедении

Это становится причиной того, что социальный интерес, будучи объективно отражённым в норме права, становится камертоном для бесконечного числа интересов, осуществляемых на практике различными лицами, является инструментом, делающим право связным, единым, упорядочивая его.

Хотя объективный, типизированный, независимый от психики субъектов интерес, выраженный в правовой норме, напоминает эталон, лишённый своеобразия и живости, именно он делает юридическую норму общим масштабом и мерой поведения.

Столкновение противоположных интересов

Часто случается, что интерес человека и его заинтересованность в каком-либо предмете не совпадают или явно противоречат друг другу. В объективном качестве интерес личности может абсолютно противостоять структуре психических переживаний, потребностей, желаний и стремлений человека, пристрастившегося к пьянству, наркотикам, разврату, к тому, что приводит к деградации личности, угрожает полноте жизненных её проявлений.

Признаваемый правом интерес утратившей волю к жизни, опустившейся личности, которая не ведает, что творит, становится иногда единственным мотивом и основанием борьбы общественности за человека против него самого и окружающей его деструктивной среды. В таких ситуациях право может сделать больше, чем какая-либо иная нормативно-регулятивная система.

Над человеком, который опускается на дно жизни, могут быть учреждены опека и попечительство, к нему применяются меры воспитательного и медицинского характера, иногда вопреки его желанию.

В интересах лица (разумеется, в объективном понимании), которому другие люди причиняют ущерб, воспользовавшись его незрелостью, неопытностью, психическим расстройством, действуют юридические институты такие, как признание соответствующих сделок недействительными, уголовная ответственность за совращение несовершеннолетних, за доведение до самоубийства и пр.

В юридической литературе зачастую выражалась мысль, что «отсутствие юридически значимой воли у недееспособных заставляет отрицать и возможность возникновения у них юридически значимых интересов». Утверждение это выглядит весьма логично, если придерживаться психологизированной трактовки понятия интереса, но оно в принципе неверно в случае, если интерес берётся в объективном качестве.