В одной из работ Пермяков Ю.Е. констатирует: «Когда мы говорим о науке, то чаще всего понимаем ее как средство приобретения теоретических знаний.

Эта познавательная модель объясняет нам, почему ценится приобретаемое знание и информация о предмете: они единственный продукт и конечная цель всякой научной мысли.

Между тем о самой мысли в настоящем аспекте говорить не приходится, она оказывается за рамками познавательного интереса.

Современная наука о праве

Стандарт современной науки таков, что ее конечным продуктом выступает знание, а не сомнение, концепция, а не догадка, завершенная теория, а не брошенная в неопределенное будущее мысль. Невнимание методологии к вопросу о том, что такое научная мысль и как становится возможным научное мышление, хоть и кажется парадоксальным, но лишь на первый взгляд.

Любая наука начинается с предположений, обсуждение которых не входит в ее задачи. Как только наука приступает к осмыслению своих собственных исходных положений, она неминуемо задается вопросом о субъекте, что составляет прерогативу философского знания.

Концепция как конечный продукт построения теории

Завершенные системы знания (научные концепции) не вправе допускать существование фактов и обстоятельств, которые ими не предусмотрены. Любая концепция стремится к собственной состоятельности, т. е. логическому совершенству, полноте объяснения и способности прогнозировать будущее.

Достигнув идеала научности, концепция приобретает черты мифа: она не допускает ни вопросов, ни собственного опровержения. Так достигается свобода теории от факта, который способен ее опровергнуть».

Таким образом, научное познание начинается с выдвижения научной гипотезы, мысли (по терминологии Ю.Е. Пермякова) в основном за счет привлечения данных других наук, выхода в «междисциплинарность» – т.е. с помощью транцендирования науки в философский ее уровень.

Рекомендуем!  Юридически значимое поведение

Построение теории права

Постклассическая эпистемология предлагает несколько иную структуру научного исследования, в отличие от традиционного. Оно может быть представлено следующей схемой: сбор данных – их описание – их классификация – построение теории – итоговый документ. При этом на каждом его этапе происходит возврат к исходным данным.

Наиболее важным, как представляется, здесь является требование соотнесения установки автора и действующего субъекта, а также постоянный учет обстоятельств контекста: места, времени и типа культуры.

Поэтому описание выступает здесь основанием для концептуального анализа, то есть для построения теории описываемого явления.Для этого требуется обобщение сходных данных в соответствующую категорию. Затем необходимо осуществить контекстуализацию категорий: выяснить при каких условиях они действуют. Затем необходимо выявить связи, зависимости между этими явлениями.

Это, в свою очередь – условие для классификации явлений. Тем самым происходит формулирование мини-теории – индуктивного обобщения отдельных явлений, концептуализация единичных фактов. Эмпирическая информация об отдельных частях (сторонах) явления достраивается до целого его образа и превращается в «теорию данного явления».

Затем, очевидно, данный отдельный случай, концептуализированный до уровня теории, сравнивается с другими аналогичными случаями. Таким образом, в постклассической эпистемологии происходит сближение «переднего» края науки и ее институционализации.