Условия постклассического науковедения теории права

Универсальность в условиях постклассического науковедения вытесняется контекстуальностью (как исторической, так и социокультурной).

На статус универсального может претендовать только самая «голая» (поэтому бессодержательная) абстракция: идея необходимости нормативного регулирования общественных отношений и его восприятия в общественном сознании.

Представление о юридической науке

Истина, о чем уже шла речь выше, трансформируется от корреспондентской теории (соответствие знака референту) к когерентной (соответствие знака другим знакам) и к коммуникативной (значение знака как общезначимого в научном дискурсе) или прагматической (истинность знака).

Достоверность научного знания сегодня не может быть полной, окончательной. О достоверности можно говорить лишь применительно к определенному контексту и с некоторой степенью вероятности. Граница между наукой и иными формами культуры стирается, пролиферируется. Возможно, именно поэтому наука утратила свой привилегированный социальный статус в современном мире.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что юридическая наука обладают статусом относительной автономии, проявляющейся в ее признании обществом (в том числе, экспертным научным сообществом), институциональном статусе и способностью к решению социальных проблем.

В то же время эта автономия относительна; она обусловлена историческим и социокультурным контекстом, в том числе, господствующей идеологией, обыденным мировоззрением, системой властных отношений, влиянием внешних заимствований и другими факторами.

Критерии научности юридической теории

Подводя итог, можно констатировать, что в условиях постклассического науковедения кардинально изменились (изменяются) критерии научности, в том числе, юридической теории.

Чтобы претендовать на статус научной, юридическая теория должна учитывать многомерность права, его сконструированность референтной группой и постоянное воспроизведение ментальными образами и действиями широких народных масс, относительность, то есть обусловленность, применительно к социальному целому и другим социальным явлениям и принципиальную незавершенность, неполноту (а значит – антидогматичность) нашего знания о правовой реальности.

Рекомендуем!  Основы выбора прецедента

При этом уместно говорить об интерсубъективной, ментальной объективности знания о праве, универсальности как необходимости этого знания само по себе (как и права), о коммуникативной истине этого знания, контекстуальная и вероятностная достоверность которого обретается в качестве общезначимости в предельно широком социально-научном дискурсе о праве.

Развитие юридической науки в условиях постклассического общества

Эти выводы – не плод досужих размышлений, а общепризнанные философские (и философско-правовые) положения – основания постклассической научной картины мира. Юридическая наука только в том случае преодолеет состояние методологической неопредленности (можно сказать резче – кризиса, стагнации), если сумеет вписаться в обозначенные выше критерии и, следовательно, найти адекватный ответ на вызов постсовременности.

Применительно к теории права это означает необходимость радикальной смены правопонимания (онтологии права). Впрочем, отказав в научности всем мифологизированным общественным наукам, можно ступить на путь мифологизации юридической теории: «Юридическая теория может освободиться от мифологизации (преодолеть ее), только будучи оппозиционной как догме, так и существующей практике.

Иначе она не нужна как средство понимания права в его действии и возможностях. Юридическая теория есть критика. Юридическая теория есть всегда также и философия права, иначе она — просто умозрительный тип обобщений тенденциозного характера, замещающий идейность идеологией.

Поэтому юридическая теория должна строиться на синтезе научности и идейности, при первичности идейности, для достижения одной цели – избавления от спекулятивного, тенденциозного мышления о праве».