Государственно-правовой подход к рассмотрению признаков этого института предполагает различные варианты исследования судоустройства и института судопроизводства мировых судей.

Это позволяет получить знания об институциональном месте и роли мировой юстиции в государстве и в судебной системе России.

Государственно-правовой смысл мировой юстиции

При всей очевидной полезности этого подхода его применение объективно ограничено доминированием государственной составляющей в природе его методологических возможностей. Он не предусматривает рассмотрения мировой юстиции как особого элемента социальной структуры общества, обладающего в нем судебными полномочиями от имени государства.

Можно утверждать, что рассмотрение института мировой юстиции только в государственно-правовом смысле существенно ограничивает возможность получения полного представления об институциональных особенностях и действительной природе мировой юстиции. Социально-правовой подход не противопоставляется государственно-правовому способу, так как они, безусловно, способны взаимно дополнять друг друга для достижения правовых целей исследования.

Социально-правовая природа мировой юстиции

Возможности социально-правового подхода, как и любого другого, ограничены. В нашем случае ограничением является методологический потенциал его социально-правовой природы, позволяющий получить адекватные знания о месте и роли мировой юстиции в обществе.

Он позволяет не только выявить степень социализации юридической природы судебной власти мировой юстиции. По сравнению с государственно-правовым подходом его применение расширяет возможности исследования малоизученных, но, тем не менее, актуальных вопросов организационной структуры института мировой юстиции, соотношения и содержания судебной деятельности мировых судей и т.д.

Ведь мировая юстиция как институт судебной власти взаимодействует со всеми социальными единицами (группами) общества, и в условиях верховенства права приоритет государственных органов во взаимоотношениях с мировыми судьями не столь очевиден, как в недавнем прошлом.

Рекомендуем!  Объективизм в праве

Именно поэтому для эффективного исследования институциональных признаков и характеризующих их свойств наиболее целесообразен сравнительный анализ требований текущего законодательства к мировым судьям и имеющихся междисциплинарных знаний об организации и деятельности государственных органов.

Это должно обеспечить получение комплексных правовых знаний об относительной самостоятельности института мировой юстиции в обществе и в государстве и помочь сформулировать его социально-правовой смысл.

Эту мысль высказывает и Г.В. Атаманчук, говоря о междисциплинарной природе правовых знаний о государственных органах и о необходимости обязательного учета особенностей характера правовых знаний при юридическом исследовании институтов государственной власти. Он обращает внимание на то, что любой государственный орган можно рассматривать с различных позиций, но в правовом смысле ничто не должно противоречить интересам общества и закону.

Такая точка зрения имеет методологическое значение, поскольку определяет правомерность использования междисциплинарных знаний в правовых целях.

Таким образом, выполнение этого условия-правила означает рассмотрение максимально широкого спектра особенностей взаимоотношений этого суда с обществом, а значит, появление возможности перевода научной проблемы из теоретико-прикладного осмысления в сферу правового целенаправленного преобразования мировой юстиции.

Перспективы развития правовой модели мировой юстиции

В систему методологических принципов предметного определения, перспективы развития правовой модели мировой юстиции входят следующие положения.

Определение и выбор перспектив развития мировой юстиции должны быть социально ориентированы, причем критерий оценки степени социальной ценности ее возможной модели должен стать нормативным индикатором – показателем ее правовой жизнеспособности.

В границах относительно самостоятельного определения перспектив развития мировой юстиции их выбор ограничен и содержит как минимум три альтернативных направления ее возможного моделирования:

  • отказ от российского феномена мировой юстиции;
  • разработку необходимых целевых воздействий на конкретные причины, вызвавшие появление проблем в состоянии института;
  • признание достигнутого состояния наилучшим из возможных вариантов и продолжение исследований и мониторинга динамики обстоятельств, заставивших принять это решение.

Проведенные социологические опросы свидетельствуют о том, что сегодняшнее состояние института мировой юстиции явно не устраивает общество и его проблемы (противоречия между реальным и требуемым) затрагивают интересы больших групп людей и социальных институтов. Поэтому вариант целевого воздействия на конкретные причины, влияющие на состояние объекта на федеральном и региональном уровнях его рассмотрения, предпочтителен.

Научное прогнозирование развития мировой юстиции должно быть ограничено социально востребованными и государственно-властными пределами определения перспективы.